Сейчас: 04.12.2016, 12:11




Поиск:
Ответить на тему  [ Сообщений: 33 ] 
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение Совфарфор
 Re: Дулевский фарфоровый завод
Сообщениеvillar » 02.08.2012, 19:27 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23.10.2010, 17:19
Сообщения: 1488
Страна: Украина
Город: Харьков
Поблагодарили: 94 раз.
"Танцующая девочка таджичка". Автор Богданова О. М.. Дулево.



New0566.JPG


New0567.JPG



Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Дулевский фарфоровый завод
Сообщениеvillar » 02.08.2012, 19:29 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23.10.2010, 17:19
Сообщения: 1488
Страна: Украина
Город: Харьков
Поблагодарили: 94 раз.
"Узбек с бубном". Автор Малышева. Модель 50-е гг.. Дулево.



New0564.JPG


New0565.JPG



Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Дулевский фарфоровый завод
Сообщениеlorik » 04.08.2012, 10:33 
Не в сети
Авторитетный человек

Зарегистрирован: 13.11.2010, 17:37
Сообщения: 455
Страна: Незалежна
Город: Столица
Поблагодарили: 38 раз.
Свое развитие Дулевский фарфоровый получил при Матвее Сидоровиче Кузнецове, став ведущим в «Товариществе по производству фарфорово-фаянсовых изделий М.С. Кузнецова».

Импортное сырье и красители, передовая по тем временам технология позволяли выпускать как фарфор высокого качества для аристократов, так и более простую посуду для населения.

После Первой мировой войны и революции Дулевский фарфоровый остался без сырья и красителей. Пришлось осваивать отечественное сырье и срочно создавать керамические краски и золото для фарфора. Лабораторию при заводе возглавил инженерхимик С. Г. Туманов, впоследствии профессор.

Из маленькой лаборатории вырос Дулевский красочный завод, обеспечивающий в советские времена фарфоровую отрасль страны всем необходимым – красками, пигментами, деколями и золотом.

В 30-е годы началась реконструкция предприятия. С приходом на завод главного художника Петра Леонова коренным образом изменилось художественное оформление изделий. Новый фарфор удивил своей яркостью, буйством красок.

В эти же годы здесь творила целая плеяда художниковскульпторов. Созидательная работа коллектива была прервана Великой Отечественной войной. В кратчайшие сроки завод освоил производство изоляторов и медицинской посуды для госпиталей.

Несмотря на трудный период, еще во время войны и сразу же после нее, были созданы многие уникальные изделия – вазы, скульптуры, декоративные тарелки, посвященные героям войны (декоративная ваза «Победа» скульптора А.Г. Сотникова хранится в Музее Вооруженных сил).

В 50-е годы Дулевский фарфоровыйзавод занимался изготовлением высокохудожественного фарфора (именно в эти годы здесь были созданы уникальные образцы скульптуры, составляющие гордость дулевских фарфористов) и продукции массового потребления столового и чайного ассортимента.

Последующие годы связаны с механизацией производства, реконструкцией и расширением предприятия. Все техническое перевооружение проходило под руководством М. Б. Борисова, сначала главного инженера, а затем – директора завода.

В 1976 году за большие успехи Дулевский фарфоровый завод был награжден орденом Ленина, пять переходящих знамен были переданы ему на вечное хранение.

Годы перестройки больно ударили по предприятиям легкой промышленности, началось снижение объемов производства. Рынок был наводнен низкосортной, но дешевой китайской продукцией. Тем не менее, завод никогда не останавливался, людям регулярно выплачивалась зарплата.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Дулевский фарфоровый завод
Сообщениеvillar » 06.08.2012, 14:14 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23.10.2010, 17:19
Сообщения: 1488
Страна: Украина
Город: Харьков
Поблагодарили: 94 раз.
"Собачья будка". Автор А. Сотников. Высота 19 см., 50-е гг.. Дулево.



New0656.JPG


New0657.JPG


New0658.JPG


New0659.JPG



Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Дулевский фарфоровый завод
Сообщениеlorik » 06.08.2012, 14:22 
Не в сети
Авторитетный человек

Зарегистрирован: 13.11.2010, 17:37
Сообщения: 455
Страна: Незалежна
Город: Столица
Поблагодарили: 38 раз.
Терентий Яковлевич Кузнецов в поселке Дулево в 1832 году основал фарфоровый завод. Это место он выбрал т. к. оно было недалеко от Гжели (центр керамического производства) и от Москвы (центр торговли), и труд людей обходился очень дешево.

Купил Кузнецов пустошь у помещиков Сарычевых и начал строительство завода. Первыми появились: точильное отделение и машинная мастерская (готовили массу), были сложены печи-горны (для обжига). Затем появились живописная мастерская, сортировочный цех и склад.

Дулевский завод входил в "Товарищество по производству фарфоровых и фаянсовых изделий М. С. Кузнецова в Москве". На заводе выпускали изделия из фарфора как для знати, так и более простой "трактирный". Вся продукция была высокого качества и уже в 1902 году Кузнецову М. С. присвоено звание "Поставщик Его Императорского Величества".

На производстве применялся в основном ручной способ, но уже применялись полуавтоматы для формовки. Для нанесения рисунка стали использовать метод декалькомании. В росписи появился розан, который получил название "агашечного".

После революции управление заводом перешло под рабочий контроль. Возникли проблемы с топливом, сырьем. Была организована доставка массы с предприятий Гжели, а вот с красителями было сложнее (в России их не производили). Поэтому к концу 1918 г. на заводе создана лаборатория керамических красок. Здесь были созданы отечественные красители и золото. Постепенно из лаборатории вырос Дулевский красочный завод.

В это время в основном использовались старые формы, появился агитационный фарфор.

Назначенный в 1931 году главным художником Петр Леонов, создает группу, в которую вошли художники Мысягин, Коньков. Эта группа занималась поиском путей оформления фарфора и стала основой художественной лаборатории.

На Дулевский завод были приглашены скульпторы Павел Кожин, Алексей Сотников, Надежда Замятина.

Основой ассортимента была чайная и столовая посуда. Роспись которой была ближе к народному творчеству.
В 1937 году на Всемирной выставке в Париже заводу присуждена награда - "Гран при". Художники получили 7 серебряных и 9 золотых медалей.

В конце 30-х гг. началась первая реконструкция (без остановки производства). Однако движение вперед прервала Великая Отечественная война. Многие цеха остановлены. Завод выпускает посуду для госпиталей и изоляторы.

Героизм тружеников тыла и фронтовиков показан в творчестве скульпторов и художников Дулевского завода ("Теркин", "Партизанка").
После войны завод был в аварийном состоянии, началось его восстановление. Первый выпуск продукции был в 1948 г.

На завод пришли скульпторы: М. М. Шепелева, А. Д. Бржезицкая, А. Д. Гатилова, Г. Д. Чечулина, Н. А. Малышева. В 50-е гг. началась вторая реконструкция завода. В реконструкции завода принимал участие Михаил Борисович Борисов (с 1962 года он главный инженер завода).

В 1958 году на Всемирной выставке в Брюсселе завод получил большую золотую медаль. А. Г. Сотников за скульптуру "Сокол" получил высшую награду этой выставки. Изображение этой птицы стало торговой маркой завода.

Дулевский фарфоровый завод в 1976 году был награжден орденом Ленина.

В заводском музее собраны и хранятся лучшие работы скульпторов и художников.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Дулевский фарфоровый завод
Сообщениеlorik » 28.08.2012, 13:57 
Не в сети
Авторитетный человек

Зарегистрирован: 13.11.2010, 17:37
Сообщения: 455
Страна: Незалежна
Город: Столица
Поблагодарили: 38 раз.
Предметы из сервиза "Золотой олень". Автор П. В. Леонов. Дулёвский фарфоровый завод 1957 г.


00207.jpg



Сервиз Лунная ночь. Автор В. И. Яснецов. Дулёвский фарфоровый завод 1977 г.


00208.jpg



Скульптурная композиция "Мимы". Автор Е. И. Гатилова. Дулёвский фарфоровый завод 1975 г.


00209.jpg



Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Дулевский фарфоровый завод
Сообщениеlorik » 21.12.2012, 20:40 
Не в сети
Авторитетный человек

Зарегистрирован: 13.11.2010, 17:37
Сообщения: 455
Страна: Незалежна
Город: Столица
Поблагодарили: 38 раз.
Художник А. А. Колосов и начало истории советского Дулева

Л. В. Андреева

Памяти моих родителей

Советский фарфор родился, как известно, на первом Государственном фарфоровом заводе в Петрограде. Близость бывшего Императорского завода к эпицентру революционных событий и наличие в городе художественных сил, готовых откликнуться на всплеск революционных настроений, создали редчайшую ситуацию, при которой гражданский энтузиазм был воплощен в произведениях высокой художественной культуры. Так возник фарфор революционной поры, позднее названный «агитационным». Разумеется, на подмосковных заводах ситуации, подобной петроградской, не было и быть не могло.

На фарфоровых заводах близ Москвы десятилетиями, а иногда и веками складывался замкнутый мир, поскольку заводы возникали в большинстве своем в местах расселения старообрядцев. Неподалеку от Гуслицы, одного из центров старообрядчества (на востоке от Москвы), и возник в 1832 году Дулевский завод.

Его основатели и владельцы, в будущем фарфоровые монополисты Кузнецовы, как и их соседи – текстильные магнаты Морозовы, владевшие фабриками в Орехове и Зуеве, были ревностными старообрядцами.

Даже в конце ХIХ и начале ХХ века Дулевский завод – основной и самый крупный среди предприятий «Товарищества производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С.Кузнецова» – сохранял уклад крестьянско-купеческой мануфактуры, несмотря на огромные масштабы производства и его высокую техническую оснащенность. Ассортимент завода был чрезвычайно широк и включал «европейский фарфор» и «азиатский товар». Первый отвечал вкусам и потребностям высших слоев российского общества – от царского двора (М.С.Кузнецов в 1902 году получил звание «Поставщика Двора Его Императорского Величества») и дворянства столичных, губернских и уездных городов до купеческого и мещанского сословий, разного по уровню зажиточности крестьянства.

Второй находил неизменный спрос у мусульманских народов Поволжья, в Средней Азии, Персии и Китае. Ясно, что при таком ареале распространения (географическом и социальном) ассортимент никак не мог быть единым. Если что и сближало «европейский» и «азиатский» фарфор, так это пристрастие и верность цветочной росписи.

После смерти основателя Товарищества Матвея Сидоровича Кузнецова (1911) его сыновья – Николай, Сергей, Александр, Георгий, Михаил – и их старшая сестра Клавдия продолжали семейное дело в качестве директоров Правления и руководителей заводов. Росла не только техническая база, расширялась и социальная направленность деятельности Товарищества – благотворительность, попечение о труде
и быте рабочих.

Первая мировая война прервала поступательный исторический процесс. Потери на фронтах, рухнувшая система поставок сырья и рынков сбыта привели к сбоям в производстве, снижению заработной платы при росте цен, что вызвало недовольство в рабочей среде.

Брожение усиливала близость Дулева к Орехово-Зуеву, издавна объединявшему ткачей Павлова-Посада, Ликина, Дрезны, с 1905 года слывшему одним из центров революционного рабочего движения. Ситуация в Дулеве
отражала панораму общественной смуты и гражданской войны 1917-1920 годов.

Осенью 1917 года занимавшемуся делами завода Сергею Матвеевичу Кузнецову и прежнему управляющему заводом было предложено в течение двух часов покинуть завод. Новым директором был назначен главный бухгалтер беспартийный Петр Максимович Андреев, и образовано коллегиальное правление, осуществлявшее
рабочий контроль за деятельностью завода.

Несмотря на то, что 28 июня 1918 года Декретом Совета Народных комиссаров РСФСР были национализированы крупные промышленные предприятия, среди которых были керамические и фарфоровые заводы, деятельность «Товарищества М.С.Кузнецова», находившегося в Москве, продолжалась еще более полугода. Оно принимало все возможные меры к поддержанию предприятий, составлявших гордость керамической промышленности России.

Однако 4 февраля 1919 года дополнительным постановлением ВСНХ «все фабрики и торговли» Товарищества на территории Советской республики были полностью национализированы. Был утвержден новый состав Правления, в которое члены кузнецовской фамилии не вошли.

Если революционная настроенность в кругу наиболее активных дулевских рабочих была налицо (сам круг их не был велик), то художников, способных эти настроения выразить, среди уроженцев Дулева не было. Просто невозможно себе представить заводских живописцев, виртуозов цветочной и орнаментальной росписи, из числа так называемых «незаменимых мастеров» (им по закону 1915 года давалось освобождение от мобилизации в армию), занявшимися вдруг компоновкой советских эмблем или изображением сцен «новой жизни».

Первый рейд в Дулево молодых художественных сил был предпринят весной–летом 1921 года, когда группа московских студентов Керамического факультета Вхутемаса под руководством профессора А.В. Филиппова в
период производственной практики выполняла на Дулевском заводе заказ на изготовление фарфора, предназначенного в подарок делегатам III Конгресса Коммунистического интернационала. Факт в литературе известный: из пятидесяти одного рисунка три были премированы и двенадцать отобраны для исполнения.

Из них известны шесть – семь, в том числе популярная тарелка О. К. Татевосяна. Всего за сорок дней было выполнено 1750 предметов

В дальнейшем ни один из участников этой акции с историей Дулевского фарфорового завода связан не был.

В 1922 году молодая республика готовилась отметить 5-летие Октябрьской революции и на Дулевском заводе, по примеру уже прославившегося новым «революционным» фарфором Петроградского завода, решили отметить этот юбилей подарком В.И. Ленину столового сервиза от заводских рабочих. Сервиз был выполнен, подарен и позже вместе с другими дарами вождю попал в Центральный музей В. И. Ленина (ныне отдел Государственного исторического музея), сохранив имя автора – А. А. Колосова.

Несколько произведений художника уцелели также в собраниях Музея Дулевского фарфорового завода и Государственного исторического музея и более полувека спустя пополнили экспозицию Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства. Однако его личность и биография оставались непроясненными, почти мифическими.

В каталоге проходившей в Москве в 1963 году выставки «Художественный фарфор Дулева. 1918–1963» (к 45-летию советской истории завода) были приведены всего несколько строк, содержащие, как удалось выяснить, ошибочные сведения и весьма расплывчатую характеристику: «Колосов Алексей Николаевич. Дулево. Род. 1893 г.

Один из старейших мастеров завода, на котором работал с 1921 г. В его работах сохранены национальные особенности русского фарфора. Охотно откликался на современные темы. Использовал в своих росписях советскую эмблематику».

Приведенный далее перечень работ также неточен. Противоречивость характеристики художника – «один из старейших мастеров завода» (так обычно определяли живописцев «кузнецовской» выучки), одновременно охотно откликавшийся на современные темы – не позволяла понять логику исторических событий.

Неясно было, как смог такой художник оказаться на заводе и сразу начать с крупных и значительных работ?

Почему в фарфоре оставил сравнительно немного и почему оставил фарфор? Каковы его судьба и дальнейший жизненный путь? Действительность революционной эпохи, как и следовало полагать, таила много неожиданного.

На эти вопросы архивные поиски дать ответа не обещали, поскольку в 1920-е годы заводской архив горел, а оставшаяся его часть была уничтожена к концу 1941 года.

Надежды найти в Дулеве знавших художника современников также были невелики. Тем не менее длительные расспросы, розыски и, наконец, счастливый случай помогли найти в Москве семью и архив Алексея Александровича Колосова.

К сожалению, самого художника к концу 1980-х годов застать уже не удалось, что не позволило прояснить до конца некоторые перипетии его личной и творческой биографии, несмотря на осведомленность близких и бережно хранимые ими память и наследие.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Дулевский фарфоровый завод
Сообщениеlorik » 21.12.2012, 20:59 
Не в сети
Авторитетный человек

Зарегистрирован: 13.11.2010, 17:37
Сообщения: 455
Страна: Незалежна
Город: Столица
Поблагодарили: 38 раз.
Итак, Алексей Александрович (не Николаевич) Колосов родился в Москве (не в Дулеве) в 1892-м (не в 1893) году в очень состоятельной семье, принадлежавшей к купеческому сословию.

В гимназические годы он получил основательное домашнее образование – художественное и музыкальное. По окончании гимназии поступил на физико-математический факультет Московского Университета, который закончил в 1915 году, сдав учительский экзамен. Недолгое время преподавал физику и механику, а в 1916, по прохождении офицерского курса в Михайловском артиллерийском училище в Петрограде, был направлен на Юго-западный фронт, которым тогда командовал генерал А. А. Брусилов.

Колосов служил при его штабе, а в 1917 году, когда в июле Брусилов был смещен с должности Временным
правительством и оставлен в резерве, женился, некоторое время жил в имении жены в Черниговской губернии, но после занятия немцами Украины возвратился в Москву.

Скрыв свою принадлежность к воинской службе и звание офицера царской армии, он получил новые документы, по которым не подлежал мобилизации по болезни (ныне трудно вообразить, какие опасности и тревоги стояли за перечнем этих фактов).

С октября 1918 года Колосов начал преподавательскую работу, которую не оставлял до последних лет жизни.

Вначале в школе второй ступени, но с июля 1919 как преподаватель физики Броневой школы, с января 1920 – Высшей Военной автомобильной школы, с февраля 1921 года – Высшей Стрелковой школы.

В начале 1920-х годов в Москве он вновь встретился с А. А. Брусиловым в одном из военно-технических училищ. Однако, как это ни покажется странным, в 1921 году Колосов оставил педагогическую работу и поступил на живописный факультет Вхутемаса, вновь став студентом.

К этому шагу он готовился около десяти лет.

Дневниковые тетради 1910-х годов, такие характерные для гимназической и студенческой молодежи предреволюционного десятилетия, сохранили записи человека художественно чуткого, расположенного к осознанной дисциплине культурного самообразования.

В 1909-1911 годах их главной темой были впечатления от московских художественных выставок этих лет.

Однако в 1911–1914 гг. художественные интересы автора дневника отступают перед литературными увлечениями.
Его заметки временами прерываются и возобновляются под рубрикой «Литература и живопись».

И еще один род занятий, освоенный, как и живопись, вполне профессионально, нашел отражение на страницах дневника – это музыка.

С 1915 года все чаще появляются отклики на виденные спектакли, записи театральных впечатлений. Устанавливаются дружеские связи с актерами 1-го и 2-го Московского Художественного театра.

Между тем подготовка к сдаче учительского экзамена – написание программы курса «физика для механики», лекций по физике и механике – почти не оставляла времени для художественных увлечений, а призыв на военную службу в 1916 году и вовсе прервал их на пять лет.

Как уже было сказано, только в 1921 году Колосов решил приступить к систематическому художественному образованию, начав посещать живописный факультет Вхутемаса.

В студенческой среде Колосов принадлежал к меньшей по численности группе, выделявшейся и возрастом (в 1921-м ему было 29 лет) и общей культурой, образованностью и навыками живописной работы. Он был ближе к тем студентам, которые перешли во Вхутемас из 1-х Свободных мастерских, созданных на основе живописного
отделения Училища живописи, ваяния и зодчества. Собственно традиции этого Училища, определявшего лицо московской художественной школы, и были для него «своими».

Во Вхутемасе Колосов занимался в мастерской А. А. Осмеркина, которого считал своим учителем, а также
у К. Ф. Юона и А. В. Куприна. Его учебные рисунки обнаженной женской натуры сделаны сильной рукой и обнаруживают волевую натуру, натренированный зоркий глаз, целиком схватывающий форму, ее абрис, пропорции, светотеневую разметку объема.

В ранних живописных работах, по преимуществу портретных, его модель грамотно вписана в фон, планы соотнесены друг с другом, видна большая чуткость к восприятию колорита и цветосилы тона. Метод реалистической лепки головы Колосов самостоятельно освоил по портретам Малютина, а живописную тонкость воспринял из портретов Ульянова. С юности осознанная самостийность жизни цвета и формы
на холсте была развита им в мастерской Осмеркина, прививавшего вкус к красоте красочной поверхности.

Для многих вновь принятых во Вхутемас студентов большим препятствием к прохождению общего курса было овладение научными дисциплинами, читавшимися на Основном отделении. Сдача экзаменов по этим предметам часто тянулась годами, тормозя перевод студентов с курса на курс.

Для Колосова, имевшего университетское образование, это не представляло сложности, и обучение сводилось только к работе в мастерской. Прохождение программы мастерской и свидетельствовало об окончании института.

В Дулево Колосова привели родственные связи. На Дулевском заводе с 1919 года работал его двоюродный брат – Семен Николаевич Грачев (1885-1951), химик по профессии, ученый, один из первых специалистов организованной за год до того Степаном Герасимовичем Тумановым (1887-1971) Дулевской керамической лаборатории.

Московские купеческие семьи Колосовых и Грачевых связывало давнее родство. Мать С. Н.Грачева – Ольга Петровна была урожденной Колосовой, родной сестрой отца художника – Александра Петровича.

С Тумановым Грачев был близок с юных лет по учебе в Московском Александровском коммерческом училище. Малоизвестные факты биографий Грачева и Туманова небезинтересны и для биографии А. А.Колосова.

В 1920-е годы Туманов в течение десяти лет преподавал курс керамических красок во Вхутемасе – Вхутеине. А в дальнейшем, будучи крупнейшим специалистом по технологии керамических красок, более полувека осуществлял научное руководство Дулевским красочным заводом.

На Дулевский завод С. Г. Туманов был приглашен в 1918 году первым «красным» директором П. М. Андреевым, жена которого Олимпиада Герасимовна была его родной сестрой. Вместе с переехавшими в Дулево С. Грачевым и специалистом по пигментам С. М. Гусевым они организовали научную керамическую лабораторию и наладили в Дулеве первое отечественное производство керамических красок, экспортировавшихся до Первой мировой войны из Германии.

В 1924 году Туманов породнился и с Грачевым, женившись на его сестре Марии Николаевне (1896–1974). Так в Дулеве в начале 1920-х годов сформировалась группа специалистов с университетским образованием, тесно связанных между собой и с новым директором завода.

Трудно сказать, когда именно они привлекли к работе в Дулеве А. А. Колосова. Ясно одно – только благодаря их участию художник, недавний студент, но вполне сложившийся человек, смог получить ответственное задание на выполнение подарка В. И. Ленину к 5-й годовщине революции. Судя по всему, эскизы росписи сервиза были первой работой Колосова для Дулевского завода.

На фарфор его рисунки переводили опытнейшие заводские мастера-живописцы: их «кузнецовская» манера видна в проработке золотом по мастике надписи, размещенной по борту и краю предметов. На блюде и тарелках
воспроизведена аббревиатура «РСФСР», на крышке суповой чаши – дата «25 октября 1917-1922».

Новизна и масштаб задачи привели к замечательному результату: в росписи московского дулевского сервиза обнаружили себя и сходство и различия с петроградским агитационным фарфором. Сближали их тема и общность советских эмблем, тогда как стилистика и изобразительные мотивы у каждого были свои.

Известны несколько вариантов росписи юбилейных сервизов, блюд и тарелок, различающихся между собой рисунком центрального пятна и борта.

В сервизе, подаренном В. И. Ленину, перспективно сокращающийся черный силуэт Кремлевской стены «взят в кольцо» золотой эмблемой республики – серпом и молотом. Композиция в целом выглядит легкой, но контраст черного и торжественно звучащего на пурпуре золота придает юбилейной теме дарственного сервиза неожиданно драматическую окраску.

Во другом варианте росписи сервиза силуэт Кремлевской стены со Спасской башней и куполом Сената дан укрупненным фрагментом и заключен в квадратную рамку со скошенными углами. Поверх изображения наложена, как печать, большая золотая эмблема республики – серп и молот.

Известен еще один вариант росписи. Он менее торжественен, чем первые два, и благодаря растительной росписи борта еще ближе дулевскому фарфору. В нем сильнее мятежные настроения тех лет и стилистика модерна. В экспрессии больших красно-черных кленовых листьев с краями, похожими на языки пламени, в свободе и стихийности букв аббревиатуры «РСФСР» и лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» заметна та же тревожно-мобилизующая энергия, что и в строке известной тогда песни «Вихри враждебные веют над нами...».

В росписи этого сервиза глуше звучит золото и, напротив, активнее сочетание красного с черным, придающее образу мемориальные черты.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Дулевский фарфоровый завод
Сообщениеlorik » 22.12.2012, 14:20 
Не в сети
Авторитетный человек

Зарегистрирован: 13.11.2010, 17:37
Сообщения: 455
Страна: Незалежна
Город: Столица
Поблагодарили: 38 раз.
В 1924 году в связи с празднованием седьмой годовщины Октябрьской социалистической революции художник повторил на новом юбилейном блюде изобразительные мотивы росписи более ранних сервизов, однако внес в композицию и весьма существенные изменения.

На широкой красно-пурпурной ленте появились новая аббревиатура – «СССР» и новая дата – «VII» с симметричной ей золотой пятиконечной звездой. Черный силуэт Кремлевской стены в восьмиугольной рамке рисуется на этот раз на фоне золотых лучей восходящего солнца, направленных на новое «светило» – золотую эмблему советского строя – серп и молот. Примечательно, что на этом блюде, созданном к ноябрьским дням 1924 года, отсутствуют контуры деревянного мавзолея В.И.Ленина, сооруженного в дни январских похорон.

Значительная группа работ А. А. Колосова 1922 – 1923 годов была связана с двумя крупными событиями московской жизни тех лет – первой Всероссийской художественно-промышленной выставкой, открытой в марте 1923 года в Российской Академии художественных наук, и Первой Сельскохозяйственной выставкой, проходившей летом того же года на реконструированной набережной Москвы-реки, позже занятой Парком культуры и отдыха.

Успешное выступление Дулева на Художественно-промышленной выставке было отмечено Я. А. Тугендхольдом в альманахе «Русское искусство». Критик писал: «Дулевская фарфоровая фабрика обнаружила неожиданно быстрый шаг вперед на пути к улучшению формы и росписи своих изделий – в известном смысле даже больший, нежели знаменитый Петр. Госуд. Фарфоровый Завод, который, к сожалению, придает большее значение графической красивости, нежели поискам более специфических законов фарфоровой живописи. Тем не менее нельзя не воздать ему должное за его энергичное привлечение способных художников и стремление спаять себя с современностью, с политикой, с жизнью».

К сожалению, в подписи под иллюстрацией, воспроизводящей фарфоровые работы, не указано имя автора, а только принадлежность их Дулевской фабрике. Между тем две из них бесспорно принадлежат Колосову: ваза «Жница» и большой «доливной» чайник с изображением трактирного полового, несущего на подносе «пару чая».

Тогда как третья – тарелка с надписью «РСФСР. Пролетарии всех стран, соединяйтесь» и эмблемой Советской власти, символизирующей союз рабочих (молот и угольный террикон) и крестьян (серп и огромного размера колос), – может быть связана с именем Колосова с большой долей вероятности. В пользу этого предположения говорят и символика образа, и умение художника работать в разных манерах, его склонность к стилизации, особенно в шрифтах. К тому же необычный для фарфора масштаб изобразительных мотивов (например колоса) и лаконизм цвета выдают в росписи руку живописца-вхутемасовца, каким и был Колосов. Если это так, то именно ему должны быть адресованы похвалы критика об удачных «поисках более специфичных законов фарфоровой живописи».

Ваза «Жница» – самая известная из сохранившихся в фарфоре и эскизах работ Колосова, посвященных русской деревне.

На ней фигура крестьянки написана монументально – на фоне высокого неба и «иконных» горок. Ее облику художник придал богородичные черты, особенно заметные на карандашном подготовительном рисунке.

К иконописным традициям и опыту стилизации в искусстве начала ХХ века, прежде всего Д. С. Стеллецкого, Колосов обратился, ища и выбирая художественные традиции, на которые он мог бы опереться, создавая новый московский дулевский фарфор. К числу таких традиций он, конечно, относил и творчество современных ему художников, самых ярких представителей московской живописной школы – бубнововалетцев, к которым принадлежал его учитель А. А. Осмеркин. Достаточно присмотреться, как написаны на вазе огромные снопы, земля и крепкая фигура жницы, каковы ее поступь и тяжеловатый шаг, чтобы убедиться, что, несмотря на все усилия сделать изображение менее самостоятельным на поверхности фарфора, витальная сила женского образа, «мазистая» живопись и жаркий цвет преодолевают кроткий наклон головы жницы и плоскостную проработку иконописными «пробелами» ее одежд.

Ваза «Жница» имела парную ей вазу «Жар-птица». По свидетельству близких, художник не раз вспоминал о ней как о творческой удаче, однако следы той вазы были давно утеряны.

Колосовские работы действительно отличны от фарфора художников чехонинского круга. Они московские. Их изобразительный язык лаконичнее, мотивы крупнее, ударный цвет ярче, мазок более широк и смел. Для Дулевского завода и московского фарфора Колосов по существу делал то же, что и С. В.Чехонин для петроградского.

Оказавшись лицом к лицу с новыми для него материалом и задачами (Чехонин к ним был более подготовлен), он стремился выделить в прошлом и настоящем русской художественной культуры те пласты и направления, которые казались ему более других характеризующими ее московское русло. Их он «скрещивал» с живой еще в фарфоре культурой ручной кистевой росписи. Так возникли в его дулевских работах мотивы картин Кустодиева, оглядка на манеру Стеллецкого, основательный тип женской натуры, привитый в мастерских Вхутемаса у Осмеркина.

К Первой Всероссийской сельскохозяйственной выставке Колосов подготовил, видимо, немало работ. Теперь о них можно судить только по эскизам и отдельным предметам. Сохранившиеся на двух из них номера «№11» и «№ 13» говорят о том, что их было, во всяком случае, более десятка. Неизвестно, каково было количество изготовленных по ним вещей, но резолюция директора на одном из листов: «Поручается Алек. И. Прохорову исполнить на гладкой тарелке 10 (указание на размер, близкий вероятнее всего к 25-26 см.- Л.А.) 26/Х1/22» и аналогичные
пометки на других говорят о том, что на фарфор эскизы все же были переведены.

Одна из тарелок, названная «Петухи» (по ее борту вверху изображены два дерущихся, а внизу два мирно клюющих зерно петуха), передает сцену чаепития – сидящих за столом у самовара деревенских бабу и мужика, пьющих чай из блюдечка.

На другой – изображение баб, идущих с сенокоса. Роспись этой тарелки решена Колосовым по «житийному» принципу: сценки по борту размещены в так называемых резервах и поясняют центральное изображение: крестьяне уходят в город на заработки (за их спинами видны заводские трубы) и пополняют ряды красноармейцев, в деревне остаются дети, идущие в школу, и старики: пасечник, косарь, пахарь за плугом.

Очень выразительны эскизы росписи двух тарелок с изображением бородатых мужиков в поддевках и косоворотках, читающих газету «Правда». В резервах на одной из них – крестьяне, вспахивающие землю трактором, сельская школа и библиотека.

Лишенные агитационной экспрессии рисунки пропагандируют жизнь «новой деревни», что и было целью открытой в Москве сельскохозяйственной выставки.

Плакатной выглядит на эскизе роспись большого блюда с крупно написанным в центре названием выставки и свободно скомпонованными по широкому борту радугой, облаками и орудиями крестьянского труда.

Центральное поле и край блюда обрамлены характерными для живописно-декоративного почерка Колосова энергичными мазками, передающими живительную силу солнечных лучей и зелени. В авторских, в большинстве случаев подписных, акварельных эскизах творческая манера художника особенно хорошо прочитывается.

Немалым тиражом, видимо, была выпущена тарелка «РСФСР» с вывеской Акционерного общества «Хлебопродукт», поскольку ее можно встретить во многих музейных и частных собраниях.

На ней наглядно, в картинках изображен весь круг ежегодных крестьянских работ от сева до обмолота зерна и продемонстрирована выгода обмена зерна на продукты: круг «житийных» клейм завершен радостной сценой в избе, где под электрической лампой на столе красуются две высокие «головы» сахара, по обычаю тех лет обернутые ярко-синей бумагой.

В 1922 году по рисункам Колосова к открытию Центрального дома крестьянина на Трубной площади в Москве были изготовлены подарочные комплекты посуды.

В росписи тарелки художником был использован весь арсенал агитационных средств: лозунги «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и «Вся власть Советам!», аббревиатура «РСФСР» и юбилейные даты «1917-1922», эмблема нового государства и иллюстрирующее ее смысл изображение заводов и фабрик, от которых в сторону села движется трактор. В центре, на фасаде Дома крестьянина, помещен призыв «Добро пожаловать».

При этом композиция, канонично оформляющая центр и борт тарелки, вполне уравновешена. Наиболее выразительным декоративным элементом является в комплекте ручка чашки, выполненная в виде серпа и молота.
Подобные пластические детали появятся в фарфоре Петроградского завода несколькими годами позже.

Последняя из известных в фарфоре работ Колосова – сервиз «СССР» принадлежит к числу лучших произведений советского фарфора послереволюционного десятилетия.

Он был создан в 1925 году и, возможно, показан на Всесоюзной выставке советского фарфора, проходившей в Москве в 1926-м. На ней были экспонированы более двух с половиной тысяч предметов. Новыми были формы сервиза – гладкий цилиндрический объем с ручками простых очертаний и строгая классицистическая роспись, составившая единое целое.

Характерные для фарфора Колосова цвета – красный, черный и золото – звучали в сервизе совершенно по-новому. Равномерно чередующиеся красно-белые полосы, на которых крупные серп, молот и аббревиатура «СССР» знаково сплетены между собой, производят впечатление театрального занавеса. Помещенная на тыльной стороне предметов дата «1925», в которой две первые цифры написаны черным, а две последние золотом, возможно, может пролить свет на то, чем был вызван образ этого сервиза. В социально-политической истории Советского государства 1925 год не был заметной вехой, но культурное сообщество широко отмечало в тот год 100-летний юбилей восстания декабристов.

С. В. Чехонин расписал к юбилею не только огромную вазу, но и оформил спектакль по пьесе Н. А. Векстерн «В 1925 году», поставленный в Москве на сцене 2-го МХАТа, с актерами труппы которого Колосова связывало тесное дружеское знакомство.

Кроме того само чередование красно-белых полос могло условно отражать реальные события гражданской войны и те перипетии, что выпали на долю поколения, к которому принадлежал художник. Жизнь каждого ставила перед выбором пути и позиции, хотя далеко не всегда сталкивала в лобовом противостоянии, как это выражено в шахматах Н. Я. Данько «Красные и белые».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Дулевский фарфоровый завод
Сообщениеvillar » 14.04.2013, 15:54 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23.10.2010, 17:19
Сообщения: 1488
Страна: Украина
Город: Харьков
Поблагодарили: 94 раз.
Масленка Дулево 1934-37 года, ручная роспись
Диаметр около 16 см.


DSC02831.JPG


DSC02832.JPG


DSC02835.JPG



Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Ответить на тему  [ Сообщений: 33 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.


Кто сейчас на форуме Совфарфор

Зарегистрированные пользователи: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Copyright © 2010 sovfarfor.com Форум коллекционеров советского фарфора, антиквариата и предметов старины.