Сейчас: 05.12.2016, 16:30




Поиск:
Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение Совфарфор
 Красные драконы на Лесной улице
Сообщениеvillar » 05.09.2012, 22:21 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23.10.2010, 17:19
Сообщения: 1488
Страна: Украина
Город: Харьков
Поблагодарили: 94 раз.
Могло показаться, что революция 1917 года нанесет русскому фарфору непоправимый удар. Частное фарфоровое производство практически прекратилось, а Государственный фарфоровый завод (быв. Императорский) хотя и продолжал работать, оказался в крайне тяжелом положении: большая часть рабочих из-за голода бросила завод и ушла в деревню, кроме того, кончились запасы английского каолина и финляндского шпата и пришлось пользоваться местными материалами более низкого качества. Тем более поразительно, что годы технического упадка оказались годами наивысшего художественного расцвета русского фарфора.

Революционное искусство принесло новые темы и новые формы и вывело художественный фарфор из почти полувековой полосы застоя. Произошел своего рода уникальный синтез современного мироощущения с весьма традиционным рафинированным исполнением, новых "грубых" тем с крайне изысканными и даже жеманными внешними формами. Это создало своеобразный и неповторимый стиль, где сам материал органически соединил почти несоединимое: эстетизм "Мира искусств" и конструктивизм, последние достижения живописи и приемы
народного творчества. Здесь — главная заслуга художников завода во главе с Сергеем Чехониным.

Прикладное искусство первых послереволюционных лет замышлялось как агитационно-массовое, и многие фарфоровые тарелки и блюда были украшены портретами большевистских вождей, монограммами "РСФСР" и лозунгами: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", "Да здравствует власть Советов!", "Мы зажжем весь мир огнем III Интернационала!"

Эти лозунги причудливо соединялись с условными фигурами рабочих и гирляндами и букетами цветов, столь привычными на фарфоровых тарелках. Но если искусство было агитационным, едва ли все же оно смогло стать массовым. Это было невозможно уже в силу самой специфики и дороговизны фарфорового производства.

В двадцатые годы продукция завода была восьма невелика, и отдельные предметы стоили очень дорого. Так, небольшая статуэтка стоила 7 рублей золотом, что в годы нэпа было весьма значительной суммой. Таким образом, агитационный фарфор остался достоянием узкой группы любителей. Шло время, и без того немногочисленные хрупкие предметы бились или бесследно пропадали, тем более, что время было достаточно суровым к произведениям искусства.

Даже в музее Государственного фарфорового завода и крупнейшем керамическом музее Кусково фарфор послеоктябрьской эпохи был представлен весьма ограниченно. Наиболее интересному периоду русского фарфора грозило забвение. Однако этого не произошло.

В Москве есть коллекция, где советский фарфор двадцатых годов представлен с наивозможной полнотой, причем коллекция эта все время пополняется. По мнению специалистов, многие вещи в ней являются уникальными и отсутствуют в государственных музеях. Она дает богатейшие возможности для исследователя советского искусства первых лет революции.

Коллекция принадлежит Петру Данилову, сорок пять лет посвятившему собиранию фарфора, живописи, мебели и других произведений искусства. По профессии он инженер коммунального хозяйства, однако с юности, как он говорит, "любил красивые вещи и, собирая их, на них учился".Он учился очень настойчиво, так что его коллекция постепенно приобрела характер как бы сколка с определенных культурных эпох, а не просто собрания красивых, но случайных вещей.

С большой благодарностью он вспоминает Сергея Николаевича Тройницкого, крупнейшего знатока искусства XVIII века, дружба и помощь которого во многом определили его интересы. Вся коллекция размещена в двух не очень больших комнатах, на Лесной улице, где живет Данилов со своей женой. Среди мебели эпохи Екатерины II и Павла I, портретов пудреных стариков, иранских ваз, хрупких тарелок с красными драконами и мелодичных старинных часов громоздкий и насупленный хозяин движется с изяществом слона в фарфоровой лавке.

Советским фарфором Данилов начал заниматься в сороковых годах, когда тот был, можно оказать, "в загоне" и никто им особенно не интересовался. Сейчас у него представлено более тридцати художников и скульпторов. Вот сервиз "Черная роза" работы Сергея Чехонина, удивительно совершенного и тонкого рисовальщика, очень чувствующего фарфор. Вот его же блюдо "Печаль" с датой 1921 — год страшного голода в Поволжье. На блюде — женщина, в тоске склоняющая голову. Блюдо — недавнее приобретение Данилова, он дважды ездил за ним в Ленинград и все-таки заполучил в сюю коллекцию. Много интересных работ Кобылецкой, Щекатихиной, Потоцкой, Масягина, Нарбута, Добужинского.

Некоторые тарелки украшены такими надписями: "Пусть, что добыто силою рук трудовых, не проглотит ленивое брюхо" или "Ум не терпит неволи" — это живо вводит в неповторимую атмосферу двадцатых годов. Есть в коллекции статуэтки Кустодиева, Н. Данько, Кузнецова, Матвеева.

Из западноевропейского фарфора наиболее привлекают внимание два мейсенских сервиза — "Красные драконы" и "Ватто-сервиз". Сервиз "Красные драконы" был сделан по заказу саксонского короля Августа III и так ему понравился, что он распорядился изготовлять сервиз только для королевского двора, лишь в XX веке Мейсенский завод начал массовый выпуск "Красных драконов".

Андрей Амальрик.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на форуме Совфарфор

Зарегистрированные пользователи: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
Copyright © 2010 sovfarfor.com Форум коллекционеров советского фарфора, антиквариата и предметов старины.