Сейчас: 04.12.2016, 12:11




Поиск:
Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение Совфарфор
 Орнаментальный декор XVIII века князя Юсупова в 1818–1831 г
Сообщениеlorik » 14.02.2011, 16:36 
Не в сети
Авторитетный человек

Зарегистрирован: 13.11.2010, 17:37
Сообщения: 455
Страна: Незалежна
Город: Столица
Поблагодарили: 38 раз.
Орнаментальный декор XVIII века и «живописная мастерская» князя Юсупова в 1818–1831 годах.

История европейской, в том числе и русской, керамики представляет собой картину сложных переплетений, взаимовлияний, заимствований. В XVIII веке почти все керамические производства Европы испытали мощное влияние форм и декора фарфоровых изделий Мейсенского завода.

Неоспоримо влияние образцов Севрской мануфактуры и художественных находок Венского завода на европейский фарфор XVIII и последующих столетий.

Керамика России в XVIII – начале XIX века испытала воздействие модных европейских образцов. Причин тому было много, и прежде всего — сбыт продукции. Здесь важную роль играл заказчик, а через него — мода, определявшая особенности предметов быта и влиявшая на форму и характер декора произведений прикладного искусства.


1.jpg


2.jpg


Декоративные изделия, входившие в обстановочный комплекс интерьера, были тесно связаны также с развитием архитектурных стилей, для которых государственных границ не существовало.

Сближению культур разных европейских стран во всех сферах жизни: религиозной, политической, общественной, научной, литературной и художественной способствовала сама эпоха Просвещения.

Новые формы и способы декорирования изделий из керамики распространялись не только с помощью предметов-образцов, но и самими мастерами, которых охотно приглашали или переманивали с одного производства на другое, из одной страны в другую. В исключительных случаях, когда речь идет о небольших частных фарфоровых производствах, мастерских, в приоритетах тех или иных заимствований следует усматривать влияние интересов, знаний, вкуса самого владельца.

Фарфорово-фаянсовое заведение князя Юсупова в его подмосковной усадьбе Архангельское существовало с 1818 по 1839 год.

История производства делится на три периода: первые два связаны с изготовлением и отделкой фарфора, третий — с работой фаянсового завода.

1818–1821 годы — период становления под руководством мастера И.Т. Колесникова «живописной мастерской» по росписи фарфора для нужд самого владельца, когда никаких отличительных помет, марок на предметах не ставили. В Архангельское с заводов Гарднера, Попова, Новых, Долгорукого, Императорского фарфорового завода привозилось готовое белье: предметы чайно-кофейных сервизов, отдельные чайные пары, чашки аппетитные, пасхальные яйца, чернильницы. Из Саксонии (Мейсен) и Австрии (Вена) привозили готовые подглазурно маркированные формы столовой посуды.


3.jpg


Из Франции (Севрская мануфактура, парижские частные заводы), кроме тарелок, поставлялись небольшие, из 6–8 предметов на 1–2 персоны сервизы для завтраков, а также чайно-кофейные сервизы из 17 предметов.

Первоначально «живописное заведение», как часто в документах называют мастерскую князя Юсупова, копировало орнаментальный декор фарфоровых изделий европейских заводов XVIII века, прежде всего для восполнения имевшихся у Юсупова фарфоровых сервизов, наборов ординарной столовой посуды, которые в результате их частого и долгого использования утрачивали часть предметов. Правда, разбивавшиеся тарелки чинили (сохранилось несколько севрских тарелок 1780–1790-х годов, реставрированных в начале XIX века при помощи скобок). Большая группа предметов, расписанная мелкими букетами из роз и полевых цветов вразброс, повторяла декор севрских тарелок 1780-х годов (предметы хранятся в собрании Государственного музея-усадьбы «Архангельское» — ГМУА).


4.jpg


Чайно-кофейная, десертная и столовая посуда с росписью «в мелкий букетик» насчитывает 114 предметов: чашки разного фасона и размера, блюдца, чайники и кофейники различной формы и объема, сахарницы, полоскательницы, тарелки глубокие, мелкие и пирожковые (детские?). Судя по краткой и весьма скупой информации отчетов и донесений из Архангельского, именно так расписывали посуду в 1818–1820 годах. Посуда с «цветочками и пукетцами» делалась для буфетной князя Юсупова.

В начале 1820 года был составлен отчет «Записка о фарфоровой посуде, изготовленной на фабрике с. Архангельское». В нем перечислен белый фарфор, расписанный юсуповскими живописцами: чайные приборы, представляющие целые сервизы из 17 предметов, наборы чашек разной формы, сливочники, сахарницы, тарелки производства различных заводов (упоминаются формы «Французскаго, Саксонского фарфора» и «С.Петербургского, Поповского, Долгорукова, Гарнерова фарфора»).

Перечисленные предметы сопровождаются поясняющими записями: «весь оный дюжине расписан розовыми цветами и края вызолочены» или «из онаго числа расписано розанами и края вызолочены — 6». Упоминаются 80 мелких тарелок, которые «расписаны розовыми цветами и края вызолочены», из них «треснуло в огне 13»; из «глыбоких» тарелок (всего 31) с такой же росписью — 13 оказались бракованными. Тарелки «писанные учениками цветочками и пукетцами» упоминаются в распоряжении о пересылке посуды из Архангельского в московский дом Юсупова в декабре 1820 года.


5.jpg


6.jpg


Образцом для росписи посуды служили севрские тарелки последней четверти XVIII века с росписью в букетик из роз и мелких лиловых и красных цветов. В настоящее время подобные тарелки хранятся в собрании Государственного Эрмитажа (ГЭ), в собраниях Омского музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля и ГМУА.

В Архангельском сохранилось несколько мелких и глубоких тарелок с аналогичной росписью, но с разными марками. С маркой Севрского завода — 6 мелких тарелок и 2 глубоких из твердого фарфора, из них 5 тарелок с реставрацией XIX века на скобках; одна тарелка с печатной маркой завода Наста (Париж), а также глубокая тарелка с подглазурной маркой Императорского фарфорового завода (ИФЗ) времени императора Павла I.

Повторение одного и того же декора на белье с разными марками, позволило при исследовании в 1980-х годах предположить, что все тарелки в мелкий букетик, находящиеся в собрании музея, декорированы в мастерской усадьбы. Однако размеры тарелок, их форма, конфигурация края, особенности рисунка, манера письма, оттенки красок позволяют разделить группу на изделия, расписанные французскими и русскими мастерами. Французские тарелки — большего диаметра, край борта фигурный, колорит ярче и богаче (6–7 цветов). При более внимательном рассмотрении тарелок с французскими марками выясняются интересные подробности. На тарелке с трафаретной печатной маркой Наста можно заметить в тесте знак L, который оттиснут на обороте трех тарелок с севрской маркой. Такой знак, судя по марочникам, ставили формовщики Севрского завода во второй половине XVIII века. Это наводит на мысль, что на парижском заводе могли использовать севрское белье.

Тарелки, расписанные в Архангельском, отличаются от французских колоритом. Набор красок у русских мастеров чуть скромнее (5 цветов): пурпурный, светло-пурпурный вместо розового, красный, желтый, травянисто-зеленый с желтизной, бледно-голубой вместо синего (возможно, краска бледнела при обжиге).

Тарелки и чайную посуду можно разделить на ученические работы и изделия, декорированные более опытной рукой. Так, в усадебной мастерской для обучения мальчиков была, вероятно, выработана несколько упрощенная схема изображения букета, некий шаблон, основанный на элементе севрского декора. Стилизация и упрощение проявились прежде всего в изображении самих цветов, их более ограниченного набора, а также в трактовке нижней части букета, превратившейся в некую схему, где рисунок стеблей напоминает форму литеры «Х» с изгибом. Живописцы старшего поколения писали этот элемент более естественно и правильно, более удачно компоновали композицию из разбросанных букетов и бутонов на поверхности предмета. У учеников иногда получались композиции по принципу «то густо, то пусто».

В «Записке о фарфоровой посуде» 1820 года упоминаются «расписанные пукетцами» чашки-кружечки, а также чашки без ручек (12), блюдечки (6), детские тарелки (6), два чайных прибора «расписанные розовыми цветами и края вызолочены». Чайно-кофейные формы для росписи в мелкий букетик покупали в 1818–1820 годах на заводе Попова. Тарелки, которые «расписаны розовыми цветами, а края вызолочены», использовали для сервировки стола князей Юсуповых сначала в московском доме, а позже в петербургском дворце на Мойке. Известно, что в 1834 году «фарфор с Архангельской живописью» — «тарелки столовые, расписанные маленькими розанчиками:
мелких — 93; глубоких — 50» был перевезен в Петербург.


7.jpg


Образцами росписи на фарфоре служили также тарелки Венского завода конца XVIII века из буфетной князя Юсупова (хранятся в собрании ГМУА). Из документов известно, что в июле 1820 года ученики мастерской Петр Котляров и Петр Новиков расписали батальными сценами шесть тарелок, повторив композиции изделий Венской мануфактуры. Несколько миниатюр, изображающих сцены сражения австрийцев с турками, были повторены довольно удачно, правда менее красочно, более графично. Борт каждой тарелки, украшенный тонким венком из листьев с шестью букетиками и золотой отводкой, отделан значительно скромнее по сравнению с эффектным декором венских тарелок, но при этом не лишен обаяния, а главное выдержан в неоклассическом стиле. Мотив тонкой лиственной гирлянды, прерванной шесть раз вставками цветов, заимствован у севрских мастеров XVIII столетия; образец находился в собрании фарфора Н.Б. Юсупова, — это чашка в форме кратера с круглым поддоном (ныне в собрании ГЭ). Всего же силами учеников батальными сценами было расписано 13 тарелок.

Цветы в различных сочетаниях — венки, букеты и гирлянды — были излюбленными мотивами росписи в юсуповской мастерской раннего, ученического периода. Варьировались несколько растительно-орнаментальных композиций из садовых и полевых цветов: бордюры в виде венка по борту тарелки или на стенках чашки; мелкие букеты из роз и бутонов вразброс по всей поверхности предметов; букеты из полевых и садовых цветов, заключенные в тондо или овал или свободно помещенные в центральной части белого тулова предмета.

Подобный декор активно использовался в изделиях Севра и частных парижских заводов в конце XVIII — начале XIX века. Выбор этих мотивов для декорировки фарфора Архангельского был не случаен.

Концепция художественной отделки посуды в усадебной мастерской, безусловно, была сформулирована самим князем Н.Б. Юсуповым. Он же определял и стиль и характер декора фарфоровой посуды.

Родившись в 1750 году и прожив 80 лет, этот незаурядный человек начал свою деятельность в Коллегии иностранных дел у Д.И. Фонвизина, а на склоне лет был старшим современником и добрым знакомым А. С. Пушкина. При этом он всегда оставался приверженцем XVIII столетия, называя себя «представителем века Екатерины». Его эстетические взгляды и пристрастия формировались во время образовательного путешествия по Европе в 1770-е годы. Затем они были усовершенствованы в 1781–1782 годах во время поездки в свите графа и графини Северных (будущего императора Павла I и его супруги). Развитию эстетических взглядов способствовало посещение лучших в Европе художественных мастерских и ателье, знакомство с ведущими живописцами в Париже, Риме, Венеции и Неаполе, которое было продолжено в период исполнения Н. Б. Юсуповым дипломатических поручений Екатерины II в Италии и Франции с 1783 по 1789 год.

Знакомство с художественными производствами Европы, в том числе с Венской и Севрской фарфоровыми мануфактурами, произвело на князя сильное впечатление, способствовало развитию его интереса к фарфору. В 1790-е годы, когда Юсупов возглавлял Императорский фарфоровый завод, полученные им в Европе знания и опыт оттачивались и совершенствовались, находя реализацию в отделке лучших сервизов эпохи Павла I.

В изделиях живописной мастерской Юсупова можно найти и отдельные элементы декора, заимствованные у французских мастеров, и прямые реплики орнаментальных композиций севрских изделий XVIII века. Предметы чайно-кофейного сервиза с желтым крытьем (1818–1819) украшены узкими бордюрами из роз и овальными или круглыми композициями из цветов и фруктов, обрамленными золотыми отводками. Это откровенное повторение орнаментального декора Севра 1790-х годов в неоклассическом стиле: чайник Севрской мануфактуры (собрание ГЭ). Одновременно это и реминисценция более ранних растительных композиций середины XVIII века, исполь-зованных, например, в «Зеленом сервизе» 1756 года.

Выбор чайных форм, приобретавшихся для декорирования в Архангельском, также связан с XVIII столетием. В 1818–1820 годах это были преимущественно чашки-цилиндры высотой 6,0–6,2 см с петлевидной ручкой.

Справедливости ради, отметим: такой «выбор» можно объяснить простым предложением поставщика готового белья, у которого залежались вышедшие из моды формы. Характер расположения декора, организация орнаментальных композиций у юсуповских художников также очень близки французским изделиям XVIII века.

Ручки чашек, чайников и кофейников часто украшает роспись золотом в виде штрихов и точек, перемежающихся со стилизованными листьями, лепестками или треугольниками. Чашки и блюдца с декором из переплетающейся гирлянды анютиных глазок и золотого побега также украшены в духе севрских изделий 1780-х годов. Здесь подхвачена, интерпретирована и удачно применена идея легкой воздушной композиции из переплетающихся побегов — полихромного и монохромного (золотого или другого одноцветного). Декор очень близок отделке севрской чашки 1788 года с фризом из вьющейся гирлянды роз с синей лентой, которая находилась в собрании Юсуповых (ныне в собрании ГЭ).


8.jpg


К середине – концу 1820 года мастера И. Колесников, Ф. Сотников, Е. Шебанин приобрели основательный практический опыт по росписи и обжигу фарфора. Более искусными стали и подросшие ученики, трое из них с марта по май 1820 года «обучались росписи у г-на Свебаха» в московском доме Юсупова. В это время создается несколько интересных сервизов, в том числе «Сервиз с бусами», а также подарочные чайные пары, украшенные миниатюрными повторениями картин из собрания Юсупова. Это тоже было вполне в духе конца XVIII века, когда многие фарфоровые предприятии Европы украшали изделия миниатюрами, выполненными с картин Анжелики Кауфман и других известных художников.

С января 1822 года фарфоровое заведение князя Юсупова возглавил приглашенный из Франции живописец Август Филипп Ламбер (?–1835). При нем производство постепенно увеличивается: вместо «2 муфелей», имевшихся в 1821 году, в апреле 1822 года были закуплены и поставлены 8 новых муфельных печей. Увеличивается количество художников и учеников, совершенствуется качество росписи, более сложным, разнообразным, менее «архаичным» становится декор предметов. Хотя образцы севрского декора XVIII века по-прежнему повторяются.

В 1823–1824 годах юсуповскими мастерами была расписана большая группа тарелок для пополнения десертного сервиза, называемого «Service Jardin», изготовленного Севрской мануфактурой в 1786–1788, 1792 годах. Сервиз принадлежал Н. Б. Юсупову начиная с 1810-х годов. В настоящее время бóльшая часть предметов хранится в Эрмитаже. Сервизом активно пользовались и неоднократно восполняли утраты. На ИФЗ были изготовлены тарелки, чашечки для крема, рюмочная передача (на предметах из собрания ГМУА марки времен Екатерины II, Павла I, Александра I), а позже, в 1823–1824 годах, — в мастерской Юсупова. В Архангельском доделки к сервизу выполняли на французском белье (знаки в тесте в виде литер А, L, S) и маркировали указанием года.

Даты «1823» или «1824» проставлены золотом на обороте тарелок. Качество росписи разное, есть технологические погрешности в виде выгоревшей или спекшейся краски на узком фигурном темно-синем бордюре. В целом крепостные художники достаточно точно повторили «севрский узор» борта и композицию на зеркале, дополнив ее золотыми колосками. В настоящее время предметы этого сервиза разбросаны по разным музейным собраниям. Кроме Архангельского они хранятся в ГЭ, ГМК в Кусково, в ГМЗ «Петергоф».

Сервиз «Jardin» настойчиво ассоциируется с упоминаемым в архивных документах Юсуповых «сервизом графа Тормасова». С конца 1810-х годов в описях Архангельского и московского дома Юсупова появляются упоминания о сервизе «от графа Тормазова (Тормасова)». Подробных описаний предметов нет, перечисляется только доволь-но типичный состав сервиза: компотники продолговатые, мелкие, листочками, круглые; масленицы с крышками; соусники с крышками и поддонками (из коих один склеен); рюмочниц 4; бутылочниц 7; чашек на поддонках для крема 2; горшочков с крышками 55; стаканчиков 12. Среди многообразия предметов перечислены и тарелки: «Тарелок мелких французских — 63; То ж Ст.Петербургских — 40; То ж архангельских — 40; То ж глубоких — 47».

Сервиз упоминается неоднократно и в описях фарфора 1830-х – 1850-х годов, в списках вещей, перевезенных из московского дома в Петербург, позже — в Книге разных вещей (1850) в юсуповском дворце на набережной Мойки.

Этот сервиз, связанный с именем известного генерала Тормасова Александра Петровича (1752–1819), судя по преобладающему количеству среди мелких тарелок французских изделий, явно французского производства.

Безусловно, эта рабочая гипотеза нуждается еще в более веских аргументах, подтверждающих факт дарения или покупки сервиза.

Мы перечислили наиболее ярко выраженные реплики декора, заимствованные русскими мастерами у севрских и венских изделий. С одной стороны, это было обусловлено главным заказчиком Н.Б. Юсуповым, обладавшим великолепными образцами европейского, севрского фарфора второй половины XVIII века и тяготевшим к ор-наментике «фарфорового» столетия. С другой стороны, французские влияния были неизбежны в результате выбора руководителем мастерской в период с 1822 по 1831 год — времени расцвета предприятия — Августа Филипповича Ламбера.

Предположительно, он был одним из представителей большого семейства художников-фарфористов, живших в Севре и работавших в конце XVIII – первой половине XIX века на королевской мануфактуре. Ламбер не мог не передать своим русским коллегам приемы, традиции и навыки, приобретенные на родине. Под руководством Ламбера мастера фарфорового заведения князя Юсупова успешно пополняли комплекты ординарной посуды и парадных сервизов Севрского завода, изготавливали подарочные чайные пары и чайно-кофейные сервизы, активно используя орнаментальные мотивы, образцы декора европейского фарфора XVIII века.

Надежда Бережная Хранитель коллекции фарфора и керамики,
зав. отделом ДПИ Гос. музея-усадьбы «Архангельское»
Журнал "Антик.Инфо" № 66/67, июль- август 2008


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на форуме Совфарфор

Зарегистрированные пользователи: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Copyright © 2010 sovfarfor.com Форум коллекционеров советского фарфора, антиквариата и предметов старины.