Сейчас: 05.12.2016, 16:32




Поиск:
Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение Совфарфор
 Чашки-саксонки русских заводов
Сообщениеlorik » 09.02.2011, 23:52 
Не в сети
Авторитетный человек

Зарегистрирован: 13.11.2010, 17:37
Сообщения: 455
Страна: Незалежна
Город: Столица
Поблагодарили: 38 раз.
Чашки-Саксонки русских заводов конца XVIII – первой четверти XIX века


Александра Трощинская, главный хранитель Музея декоративно-прикладного и промышленного искусства при МГХПУ им. С. Г. Строганова, расскажет нашим читателям о чашке-саксонке — яркой, красочной и очень удобной. Эта гарднеровская модель чашки пережила поколения и продолжает оставаться в числе самых популярных.

Чайные пары, выполненные под влиянием знаменитой Майсенской фарфоровой мануфактуры, выпускали в России в большом количестве, начиная с последней четверти XVIII века. Прежде всего, такие изделия входили в ассортимент завода Франца Гарднера, ведь именно он впервые в России стал производить фарфор для широкой продажи, причем часто используя формы и живописный декор Майсенской мануфактуры. Немаловажную роль сыграло и то, что производство у Гарднера налаживали немецкие специалисты И.-Г. Миллер (I.G. Miller), затем Майснер (Meissner) и живописец И. Кестнер (I. Koestner), во многом ориентировавшиеся на популярные саксонские модели.

Не секрет: для того, чтобы лучше шел сбыт, гарднеровский фарфор часто клеймили фальшивыми марками в виде скрещенных мечей, поскольку конкуренция с ввозившимся в Россию майсенским фарфором была огромной.


1.jpg



Уже в 1770-е годы в гарднеровском ассортименте появляются небольшие полусферические чашки на невысокой кольцевой ножке с плавно изгибающимися ручками. Их дополняли блюдца со скругленными бортиками — модели, распространенные в майсенском фарфоре XVIII века, которые позднее получили распространенное название «саксонки». Гарднеровские чашки могли дополняться изящными ручками в виде двух перевитых стеблей, прикрепленных к тулову четырьмя листочками, тщательно разработанными в невысоком рельефе. Такие ручки встречаются как у полусферических чашек, так и у грушевидных (колоколовидных), тоже скопированных с май-сенских образцов. Они имели широкое хождение в России, причем их размер варьировался. Интересно, что за последней формой название «саксонка» не закрепилось.

Квадратная ручка редко встречается в гарднеровском фарфоре, в отличие от майсенского периода директорства Камилло Марколини (с 1774 г.), где она дополняет многие посудные формы. Возможно, специфический состав фарфоровой массы русского завода не позволял свободно применять «прямолинейные» детали. Это хорошо заметно на примере кувшина для цитрусовой воды (так называемого «чернышевского» чайника), у которого ручка часто деформировалась при обжиге. Поэтому Гарднером она использовалась нечасто, и предпочтение отдавалось пластичным гибким формам, округлым носикам и ручкам.

Что касается росписи, то, по сравнению с Майсеном, гарднеровские произведения последней четверти XVIII века не отличаются таким «стабильным» отточенным рисунком и светотеневой моделировкой.

Русская живопись мягче и проще, как выглядит «мягче» и «пластичнее» сам русский фарфор. Наибольшей чистотой, изысканностью цветовой палитры и мастерством росписи обладают изделия, относящиеся к середине 1770-х – началу 1780-х годов. Как правило, их связывают с тем периодом, когда на заводе Гарднера работал искусный живописец И. Кестнер. Скорее всего, он был художником-эмальером, так как его знакомство с технологией фарфоровой росписи эмалевыми красками очевидно.

К сожалению, из-за утраты заводского архива, о Кестнере сохранилась сравнительно скудная информация. Также отсутствуют точные сведения о периоде его работы в России. Как следствие - его творчество мало изучено.

Традиционно, фарфор, расписанный И. Кестнером, датируют серединой 1770-х – началом 1780-х годов, то подтверждается подписными произведениями живописца: солитером Екатерины II с живописью, посвященной победе в русско-турецкой войне (1775 г., ГРМ), и чашкой с блюдцем на ту же тему (1780 г., ГИМ), а также в связи с упоминаниями о нем в 1779 году историком Г.Ф. Миллером. Живопись Кестнера, как и гарднеровский фарфор этого времени в целом, отличает довольно широкая цветовая палитра и использование своеобразной прозрачной изумрудно-зеленой краски, которая выходила после обжига рельефной, не сплавляясь полностью с основной глазурью и даже отчасти напоминая дальневосточную эмаль.

В раннем гарднеровском фарфоре встречается и подглазурный кобальт, причем его использовали не столько в кистевой росписи, сколько для тонировки фона (т. н. цветного крытья), сплошного с резервами или отдельных участков — полос, по которым обычно наводили золотом ажурный декор или пунктир, имитировавший юве- лирную технику эмали-гильоше. У Гарднера аналогичный штриховой рисунок могли исполнять черным цветом по золотым отводкам, или золотом по лиловым.


2.jpg



Пунктирный декор часто встречается в росписи майсенского фарфора 1780-х годов, откуда был позаимствован Ф. Гарднером, перенявшим многие художественные «находки» мастеров популярного в России саксонского фарфора. Орнаментом «гильоше» по синей (кобальтовой) отводке часто расписаны края изделий завода в Вербилках, украшенных пасторальными сценками в стиле И. Кестнера. По сравнению с майсенским пунктиром, который отличает сухая точность исполнения (что связано, вероятно, с тем, что его наносили механическим способом), гарднеровский нарисован от руки и выглядит чуть грубее. В русском фарфоре, помимо кобальтового, встречается красно-пурпурное и светло-зеленое цветное крытье с белым резерважем, в который вписывались цветочные бутоньерки.

В XIX веке такой прием стал очень популярным и получил название «мушель». Очень часто его использовали в массовой поздней продукции как гарднеровского предприятия, так и кузнецовского, в декоре так называемых «чашек-трактирок».


3.jpg



Один из распространенных у Гарднера, но заимствованных у Майсена мотивов — изображение висящей на ленте цветочной корзинки. Он, в свою очередь, восходит к французским орнаментальным композициям на фарфоре. По сравнению с немецкими оригиналами у Гарднера этот сюжет отличался большей условностью и декоративностью. Ленты нарисованы плоско, они превращены в орнаментальную форму, узел банта решен в виде кружка-кнопки.

Майсенские живописцы исполняли цветы более реалистично и профессионально, гарднеровские же — ярко, немного наивно, локальным цветом, как правило, без светотеневой моделировки. У Гарднера, также как и в саксонском фарфоре, мотив накрученной на шест ленты используется для оформления борта посуды, которая украшается вензелями или полихромной цветочной живописью (разбросанные букетики или рассыпные цветочки).

В тоже время, несмотря на многие заимствованные декоративные модели, именно на заводе Гарднера в XVIII веке были созданы фарфоровые ансамбли со своеобразным «ленточным» декором — знаменитые Орденские сервизы.

Многие художественные достижения русского завода были, безусловно, самостоятельными и неповторимыми.

Особенно «выдает» гарднеровские изделия XVIII века любовь к малиновому цвету, пурпуру. Именно таким колером писали знаменитые «шиповник» и «розан», ставшие своеобразной визитной карточкой завода. Красной или красно-коричневой краской очень часто отводились края посуды. Общее звучание русского фарфора было праздничным и нарядным, роспись отличает теплый мажорный колорит, что помогает, несмотря на трудности в атрибуции из-за схожести маркировки, уловить разницу между гарднеровскими и майсенскими изделиями.

Эстафету Гарднера в XIX веке подхватили многие русские заводы, в числе которых особо следует отметить предприятие А. Попова, тоже располагавшееся в Московской губернии, в селе Горбуново. Сам завод возник в 1806 году на основе фабрики бывшего комиссионера Гарднера Карла Мелли. Многие традиции и приемы были перенесены им на новое предприятие.


4.jpg



Общеизвестно, что А. Попов, купив завод в 1811 году, первое время опирался на зарубежные образцы фарфора.

Что касается чашек-саксонок, выпускавшихся им в большом количестве, то здесь трудно говорить о прямом копировании Майсена. Скорее это повторение и тиражирование уже адаптированных к русскому вкусу гарднеров-ских моделей. Поэтому, несмотря на то, что название «саксонки» прочно закрепилось именно за полусферической чашкой с ручкой в виде перевитых стеблей, которая действительно выполнена на основе немецкого образца, со временем этот фарфор приобрел типично русские и самобытные черты.

К 1820-м годам на заводе Попова вырабатывается свой собственный стиль, происходит освобождение от иноземных влияний. Фарфор выпускается хорошего качества, развивается технология производства. Чуть позже была разработана и своя собственная красочная палитра, отличавшаяся нарядной сочностью и чистотой красок.

Живописные композиции Попова, несомненно, очень своеобразны.


5.jpg



Помимо корзинки, подвешенной на ленте, в XIX веке не меньшей популярностью пользуется и мотив опрокинутой корзинки с цветами (он встречается и на немецком, в частности берлинском, фарфоре), а также изображение цветочного вазона на высокой ножке. Такие сюжеты пользовались большой популярностью, и можно увидеть как один и тот же мотив разнообразно варьировался на изделиях завода Попова и Сипягина.

Помимо указанных композиций в декоре часто использовались широкие цветочные бордюры, составленные из пышных розанов, маргариток и незабудок. Со временем декор распространяется на всю поверхность фарфорового предмета и становится «ковровым», используются разнообразные геометрические орнаменты в сочетании с цветочными. Постепенно меняется стилистика росписи произведений. Если в более ранних изделиях доминировал белый цвет фарфора, то постепенно это соотношение меняется в сторону увеличения орнаментации, а роспись покрывает уже всю поверхность.

Особенно интересны чашки Попова, своеобразно расписанные в пестром восточном, или «индианском», стиле.

Роспись отдаленно напоминает японские имари, но палитра здесь шире: надглазурная синяя, оранжевая и красная. Оригинальностью отличаются такие мотивы орнамента, как слоны, пальмы и другие. Отводки (они были разной толщины) на чашках завода Попова 1820-х годов выполнялись золотом, но также встречаются и красно коричневые или пурпурные края как своеобразная дань гарднеровским изделиям XVIII века.

Для русских произведений XIX века характерны ярко выраженные самобытные черты, заключающиеся в использовании ставших любимыми композиционных приемов и манеры росписи, мажорная цветовая гамма и декоративность. После Гарднера эти традиции развивают многочисленные частные фарфоровые предприятия России, среди которых стоит отметить заводы Попова, Всеволжского, Сипягина, Сафронова. Черты национального своеобразия особенно проступают в период расширения фарфорового производства.

Для такой популярной тиражной продукции, как чашки-саксонки характерны повторяющиеся излюбленные мотивы росписи, которым была свойственна народная «крепость», компактность композиций, построенных «по чутью», повышенная орнаментальность и даже «цветастость». В то же время в этом чисто русском по духу фарфоре отразились и сентиментальные настроения общества — аристократических «пейзан» и романтических «пушкинских барышень-крестьянок». К середине XIX века многие мотивы росписи, завоевав признание широких российских масс, будут подхвачены и развиты на гжельских заводах. Благодаря своей яркости, красочности и не-посредственности, а также несомненному удобству, чашка-саксонка пережила поколения, и до сих пор эта модель остается одной из самых популярных.

Александра ТРОЩИНСКАЯ
кандидат искусствоведения,
главный хранитель
Музея декоративно-прикладного и промышленного
искусства при МГХПУ им. С.Г. Строганова

Журнал "Антик.Инфо" № 77, июнь, 2009


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на форуме Совфарфор

Зарегистрированные пользователи: Bing [Bot]


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
Copyright © 2010 sovfarfor.com Форум коллекционеров советского фарфора, антиквариата и предметов старины.