Сейчас: 04.12.2016, 12:10




Поиск:
Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение Совфарфор
 Ольга Сергеевна Артамонова
Сообщениеvillar » 08.03.2012, 12:14 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23.10.2010, 17:19
Сообщения: 1488
Страна: Украина
Город: Харьков
Поблагодарили: 94 раз.
Ольга Артамонова — мастер декоративной скульптуры

С творчеством Ольги Сергеевны Артамоновой зритель знаком давно: более два­дцати пяти лет она постоянно участвует на московских, республиканских и всесоюз­ных выставках; состоялись уже и две персональные выставки. Артамонова — ху­дожник широкого творческого диапазона (на выставках она экспонирует декора­тивную скульптуру из фарфора, фаянса и шамота, декоративные блюда, гипсовые этюды, сервизы и туалетные наборы), но главное место в ее творчестве принадле­жит работе над скульптурой, напряженным поискам в области образно-пластического решения декоративной скульптурной композиции.

Комментарий к файлу: "Татьяна" Фарфор 1977 г.
DSC07992.JPG


Артамонова — художник немногих тем и огромного количества вариантов. Она ред­ко удовлетворяется созданием единичной композиции: тема обычно реализуется в серии скульптур, быстро возникающих одна за другой. Так, существует уже не­сколько вариантов темы «Танец кружевницы», возникшей в 1977 году; один из яр­ких примеров вариационного характера мышления скульптора — серия «Испанский танец Марии Россы» (1976), в которой, как кажется, зафиксированы различные моменты танца. Работая по такому принципу, Артамонова утверждает возмож­ность разнообразных пластических решений. И сколько бы ни создавалось вариан­тов, повторений не бывает никогда.

Характерно, что если тема реализуется в различных материалах, то начинается она всегда в фарфоре. Фарфор — любимый материал скульптора. «Фарфор я знаю очень хорошо. А вот фаянс — нет уверенности, что получится на хорошем уровне. Фар­фор мне ближе». Фарфоровую скульптуру Артамонова любила всегда. В те времена, когда ей приходилось заниматься исключительно утилитарными формами (Ольга Сергеевна много лет работала на Дмитровском фарфоровом заводе, и на ее время пришелся период всеобщего увлечения посудой), Артамонова делала фарфоровую скульптуру в качестве дополнения к сервизам, стилизуя ее под подсвечники, куб­ки. «Мой период примитива», — говорит скульптор об этом временн.

Любимый материал Артамоновой традиционен, традиционны и ее излюбленные те­мы: классический балет, народный танец, музицирование, пантомима, цирк. В ран­ний период творчества традиционность материала и тем легко провоцировала ху­дожницу и на традиционное решение самой композиции. В дальнейшем начались поиски путей перехода от жанрово-повествовательной к декоративно-пластической трактовке образов. Если сравнить фарфоровую фигуру «Индианки» 1976 года с прежними вариантами той же темы, то видно, что пластика перестала быть мно­гословной, что образ уже не отягощен этнографичностью, что натуралистическое сходство сменилось декоративной условностью. И вот эта «Индианка» уже и не индианка, а скорее балерина, исполняющая индийский танец.

Искусство Артамоновой сродни театральному действу, пантомиме, маскараду. Вы­ражается это и в самом пристрастии скульптора к таким сюжетам, и в вариационности художественного мышления, которая приближает скульптуру Артамоновой к пространственно-временным искусствам, и в особой музыкальной ритмичности трактовки пластического объема, и, наконец, в поисках наибольшей выразительно­сти позы, жеста. Жест в композициях скульптора всегда обладает большой мими­ческой и декоративной нагрузкой.

Пожалуй, ярче всего эти черты проявляются в многочисленных вариантах серии «Марсель Марсо». Для характера творчества Артамоновой знаменитый француз­ский" мим явился прекрасной моделью. Сама тема возникла давно — первые вариан­ты относятся к 1962 году. Композиции последних лет — это «Мим-официант», «Мим с маской», «Сидящий клоун», «Клоун, снимающий маску» (по нескольку вариантов для каждой композиции). Вначале работа над серией шла в фарфоре, те­перь главным образом в фаянсе и шамоте. Серия развивается как бы по принципу фиксации наиболее выразительных и характерных жестов мима. Марсель Марсо для Артамоновой — это и знаменитый артист, и мим, клоун вообще. Его движения типи­зируются, скульптура одновременно и походит на реальный прототип, и являет со­бою широкое обобщение; фигура активно развертывается в пространстве и вместе с тем застывает, канонизируя вечный жест мима.

Сходным путем Артамонова работает над темой «Анна Каренина» (1976—1977). Здесь она отталкивается не от литературного образа, а от образа, созданного в ба­лете, — характерно, что последняя композиция на эту тему называется «Балет (на тему балета Р. Щедрина «Анна Каренина»)». С реальной моделью скульптура об­ладает сходством, едва намеченным в лице, но зато полностью выраженным в позе и жесте — в женской фигурке зритель узнает замечательную советскую балерину М. М. Плисецкую. Но индивидуальность типизируется, скульптор добивается, не­смотря на некоторую разобщенность фигур и трактову их в повышенно-эмоцио­нальном ключе, репрезентативности — и сцена из конкретного спектакля перерастает в собирательный образ искусства балета.

Артамонова охотно выбирает себе в качестве моделей крупные артистические даро­вания: большой, талантливый артист символизирует для нее свое искусство. Мар­сель Марсо — пантомиму, Плисецкая — балет.

Сквозь призму театральной постановки художник воспринимает и литературные — пушкинскую и тургеневскую — темы. Так, все варианты «Евгения Онегина» Арта­монова дает как мизансцены из оперы. Темы эти она решает очень по-своему, хочется сказать — неисторично. Неисторично в том смысле, что она не воссоздает, а создает. «Пушкин, Тургенев — это то, что в нас», — говорит Ольга Сергеевна. При работе над образами Артамонова опирается не на исторически реконструированный XIX век, а на XIX век в восприятии человека 70-х годов нашего столетия.

В решениях композиций на тему танца Артамонова стремится к соответствию пла­стики музыке. Так, плавность и округлость линий в серии «Танец кружевницы» определены мелодией русского танца, резкость и угловатость, присущие многочис­ленным «Испанским танцам», продиктованы музыкой, строящейся на ритме.

Комментарий к файлу: "Каменный цветок" Фаянс 1977 г.
DSC07993.JPG


Даже самые декоративные, самые обобщенно трактованные образы обладают боль­шой верностью натуре. Работа с натуры, этюды занимают большое место в твор­честве художницы. В свое время, при поступлении в МИПИДИ, Артамонова вы­бирала между скульптурой и керамикой. Выбрала керамику, так как хотелось все­го: и пластики, и цвета. Но по окончании института начала заниматься в студии Д. П. Шварца при Доме художника: скульптурная подготовка казалась ей недо­статочной. И с этого времени она постоянно и много работает с натуры.

Обнаженное тело — одна из любимейших тем художницы. Артамонова вспоминает, какой радостью были для нее двести пятьдесят часов работы с натуры, полученные во время диплома; как в молодости бросала всякую работу над композициями, если имелась возможность сделать этюд. Многочисленные гипсовые этюды появля­лись на выставках наравне с фарфором, фаянсом, шамотом. Они были чем-то боль­шим, чем простыми натурными штудиями. Практически для скульптора не сущест­вовало разницы между этюдом и декоративной скульптурой. Новое отношение к этюду с натуры сложилось, по словам Ольги Сергеевны, у нее недавно. У этюдов появились свои задачи. В них стало меньше работы с поверхностью, больше — с формой, их законченность выражается в доскональной проработке жесткой внут­ренней структуры. В этюдах скульптор отказывается от чуть-чуть кокетливой лег­кости, присутствующей в композициях (правда, более характерной для предыду­щего этапа творчества); довольно часты тяжелые, массивные, грубоватые формы.

С вычленением этюдов в отдельную область тема обнаженного тела стала более активно, чем прежде, развиваться в декоративных композициях. В этих работах сказывается большой опыт мастера: за изысканной поверхностью, предельно обоб­щенной внешней формой скрывается жесткая, выверенная конструкция («С зерка­лом», «Перед зеркалом», «Весна и Флора», все— 1976 г.).

Верность натуре — не только плод долгой работы скульптора в мастерской, но и результат умения видеть окружающее. «Как я ищу мотивы? — говорит Артамоно­ва, — л просто смотрю. Много хожу. На кинофестивалях смотрю вое, особенно документальные фильмы. Смотрю телевизор. Иногда же просто беру фотографии».
Для творчества Артамоновой последних лет характерно стремление к укрупнен­ности, некоторой монументализации декоративной скульптуры, что выражается как в увеличении самого масштаба фигуры, так и в интересе скульптора к нерасчлененным массам. С этой точки зрения, характерна фарфоровая скульптура «Ася» (1976) (на тему повести Тургенева), являющаяся, пожалуй, одной из самых больших удач Артамоновой. Юбка девушки трактована как тяжелый, монолитный, устойчивый конусовидный объем. Присутствие цвета сведено к минимуму, форма обретает внутреннюю целостность. Устойчивость, наполненность — это качества, к которым Артамонова сейчас особенно стремится. Из ее работ сейчас практически исчезла тема классического балета. На смену пачкам и пуантам пришли тяжелые юбки «Кармен» (1977) и «Марии Россы» (1976). Застывают в иератической позе танцую­щие фигуры. Если скульптура решена динамично, то движение ее не центробежно, как прежде («Мим, тянущий канат», 1970), а центростремительно или вращатель- но, спиралевидно («Ася»).

Скульптор много работает над пространственной организацией многофигурной композиции, сообщая ей то большую пространственность (фарфоровый вариант «Танца кружевницы»), то более плоскостное решение (фаянсовый вариант той же темы).

Хочется отметить, что такое различие в значительной мере связано с материалом. Артамонова — художник, к материалу чрезвычайно чуткий. Материал во многом определяет ее отношение к объему, динамику или статику композиции, цветовое решение. Часто он связан с определенной темой. У Артамоновой есть «фарфоро­вые» («Анна Каренина», «Евгений Онегин»), «фаянсовые» («Каменный цветок»), «шамотные» («Подруги», «Девушка и парень») темы. Если в фарфоре и шамоте скульптор стремится дать остросовременное решение, то в фаянсе она опирается на традиции народного искусства. Вдохновленность искусством народных мастеров была определяющей при создании обоих вариантов «Каменного цветка» (1977); это выразилось как в статичности и фронтальности фигуры, так и в какой-то осо­бой узорности полихромии.

Артамонова обладает ярким живописным дарованием. Раньше занималась, кроме скульптуры, также еще и живописью. Теперь все колористические искания сли­ваются с работой над скульптурой и утилитарными формами. Виртуозно владея сложнейшей техникой подглазурной росписи, скульптор достигает изысканных и декоративных цветовых сочетаний. В ранних работах расписывалась вся скульпту­ра — ярко и дробно. Теперь же цвет — это узор или роспись на белом фоне; за бе­лым все чаще признается его самоценность («Ася»). Усилилось и конструктивное значение цвета: если прежде он лишь следовал за формой, то теперь, собираясь в «силовые линии», он делает ее острее, определеннее.

О. С. Артамонова — художник по-настоящему современный. Ее скульптура никогда не бывает ни вневременной, ни безадресной. В своем творчестве она ориентируется на сегодняшний день, сегодняшнего зрителя. Характерно ее убеждение, что на вы­ставки надо посылать только самое последнее из сделанного. Пожалуй, в своей остроте восприятия современности Артамонова близка своему любимому скульпто­ру прошлого — Паоло Трубецкому.

О. Сугробова


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на форуме Совфарфор

Зарегистрированные пользователи: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Copyright © 2010 sovfarfor.com Форум коллекционеров советского фарфора, антиквариата и предметов старины.