Сейчас: 27.02.2017, 20:23





Поиск:
Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение Совфарфор
 Ева Цайзель (Штрикер)
Сообщениеlorik » 10.01.2011, 13:58 
Не в сети
Авторитетный человек

Зарегистрирован: 13.11.2010, 17:37
Сообщения: 455
Страна: Незалежна
Город: Столица
Поблагодарили: 38 раз.
Ева Цайзель (Штрикер) - известный керамист,старейший скульптор мира.

В этом году известный керамист Ева Цайзель отпразновала свой 100-летний юбилей. На Ломоносовском фарфоровом заводе сохранилась фотография Евы 1930-х годов — на ней запечатлена сильная, энергичная женщина. А на снимках последних лет — удивительно приятная дама уже в почтенном возрасте. Между этими фотографиями — целая эпоха и яркая, наполненная творчеством жизнь.


eva-zeisel-17.jpg


image008.jpg


Ева Цайзель (урожденная Штрикер) родилась в Будапеште 11 ноября 1906 года. Ее отец, Александр Штрикер, был владельцем текстильной фабрики; мать, Лаура Поланий, — преподавателем истории в будапештском университете. В 18 лет Ева поступила в Королевскую академию изящных искусств. В 1925 году молодая художница приняла участие в знаменитой Международной выставке современного декоративного и промышленного искусства в Париже. Именно в эти годы окончательно оформилось понятие дизайна, все больше внимания уделялось качеству промышленных изделий; многие художники обратились к промышленному производству. Ева основала в Будапеште собственную гончарную мастерскую, а также работала внештатным сотрудником Киспестской керамической фабрики (Kispester Factory) в Будапеште. Чайные сервизы, созданные для фабрики в эти годы, несли в себе влияние венгерской национальной керамики и модной тогда керамики Венских мастерских.

Новым этапом в творческой судьбе молодого мастера стала работа на Шрамбергской майоликовой фабрике в Германии в 1928–1930-х годах. Здесь Ева научилась предварительно моделировать будущее изделие из бумаги.

Она находилась под влиянием школы Баухауза. Несмотря на строгость, четкость форм, это всегда очень остроумная, изысканная игра с простыми геометрическими объемами. Вазы, кувшины со срезанными боками, прямоугольные чайники, чернильница в виде архитектурного сооружения, созданные Евой Штрикер, напоминали работы супрематистов на Государственном фарфоровом заводе в Петрограде в 1920-е годы. Но если знаменитые получашка и супрематический чайник Малевича, чернильница Суетина были далеки от их практического назначения и являлись скорее беспредметными композициями в фарфоре, демонстрирующими идеи супрематизма, то даже самые смелые работы Евы были ориентированы на человеческие потребности. По убеждению мастера, "искусство должно скорее очаровывать, чем побуждать к интеллектуальным выводам".

В 1930 году Ева переехала в Берлин, где занималась живописью, работала над чайно-кофейным сервизом по заказу Кристиана Карстенса. В интервью с корреспондентом газеты "Сегодня" Екатериной Кладо Ева вспоминала Берлин перед приходом Гитлера: "Там было так интересно жить! Конечно, я узнала и все отрицательные стороны: депрессию, пайки, эрзац-кофе, стычки политических партий прямо на улицах. Но вместе с тем была и прекрасная культурная жизнь. …У нас с братом была огромная студия, где мы часто устраивали вечеринки. Нашими гостями были интереснейшие люди того времени: ученые, писатели. Например, Анна Зегерс, которая приходилась мне кузиной. Артур Кестлер был моим возлюбленным. Тогда я познакомилась с эмигрантами из России, и эта страна меня очень заинтересовала. У меня начался роман с Алексом Вайсбергом, физиком, который работал в Харькове.

И вот в 1932 году я обручилась с ним, бросила “Карстенс” и поехала в Советскую Россию на две недели, на каникулы". Так Ева Штрекер оказалась в нашей стране.

В Советском Союзе очень быстро оценили талант молодого венгерского дизайнера и опыт работы в керамическом производстве. Приехав в Харьков, Ева попала в Украинское управление фарфоровой и стекольной промышленности и неожиданно для себя осталась там работать: "Моя жизнь тогда была полна противоположностей, из шикарной ленинградской гостиницы “Астория” я возвращалась на Украину, где мне приходилось спать в холодной мазанке. Я видела и голод, и нужду, и комсомольцев, которые сжигали дома тех, кто уклонялся от продразверстки.

Я жила так, как жили советские люди".

В 1930-е годы в Советской России в фарфоровой промышленности велась работа по стандартизации выпускаемой посуды, разрабатывался новый ассортимент массового фарфора. Дизайнеры, опираясь на методы функционализма, в противовес стилям "роскоши" стремились максимально упрощать формы, отказывались от лишних деталей, вводили новый "стиль экономии" на производстве. В связи с этим активно изучался опыт Западной Европы, Америки, разработки Баухауза. Одновременно в советской прессе велись открытые гонения на левое искусство. Художники вынуждены были прекратить формальные поиски, но смелые эксперименты 1920-х годов не прошли бесследно.

В 1931 году на Ломоносовском фарфоровом заводе под руководством Николая Суетина была создана художественно-производственная лаборатория, которая должна была разрабатывать образцы новых изделий. Талантливый руководитель и педагог, Николай Суетин руководствовался идеями, воспринятыми из супрематизма. Он добивался в фарфоре ясного, лаконичного звучания формы.

В 1932 году в качестве иностранного специалиста на завод была приглашена Ева Штрикер. Так волею случая на заводе встретились и успешно сотрудничали представители разных школ европейского авангарда. Суетин ценил чувство композиции и безошибочный глаз Евы. Под его руководством она разработала первую форму сервиза "Интурист" (1934) для массового производства. Ева нашла компромисс между привычной округлостью посудных форм и функциональной продуманностью каждой детали. Форма сервиза "Интурист" полюбилась художникам Ломоносовского завода. В 1930-е годы ее расписывали Л. Протопопова (сервизы "Первое метро в СССР", "Поход Челюскина", "От тайги до постройки"), Иван Ризнич ("Охотничьи самоловы"), А. Воробьевский ("Синие цветы", "Зимние забавы"). Закругленные формы сервиза, широкие ручки, непривычно плоские крышки чайников и сливочника предоставляли массу возможностей для росписи.


Комментарий к файлу: Сервиз – От тайги до постройки, форма Интурист. Роспись Л. Протопоповой. 1933
image011.jpg


В 1934 году Ева переехала в Москву. Ее карьера в России складывалась удивительно успешно. Советская пресса 1930-х годов писала о ней как о "художнике большого и тонкого дарования" и нужном для промышленности специалисте. В 29 лет Ева стала художественным руководителем всей фарфорово-стекольной отрасли в России.

На Дулевском заводе она организовала модельную мастерскую, где в течение года создала формы четырех чайных и четырех кофейных сервизов, форму прибора для воды, спроектировала посуду для детских садов и ресторанов. Создавая дизайн посуды для советской промышленности, Ева учитывала традиции русской национальной керамики. Округлые, сочные формы сервизов с изысканной плавной линией ручек (сервизы "Мокко", "Голубая сетка") нравились советскому покупателю и долгое время выпускались заводом. Это время Ева вспоминала с благодарностью: "Много ездила по фабрикам, составляла производственный план. Мне было по-прежнему очень интересно работать в СССР. У меня был замечательный круг знакомых: ученые — физики Ландау, Йоффе, Константин Леонов…".

И вдруг неожиданно (а скорее, вполне предсказуемо) последовал арест. "…Я никогда не забуду чудесное майское утро 1935 года. К моей постели подошла моя мать и нежно обняла, а потом сказала: “Деточка, в прихожей агент ОГПУ”". Еву отправили сначала на Лубянку, а потом в ленинградские Кресты. Ее обвинили в подготовке покушения на Сталина. Полтора года она провела в одиночной камере. Судьба была милостива к этой удивительной женщине. В 1937 году ей выдали новый паспорт и выслали из страны. Через Польшу Ева попала в Австрию, а затем, спасаясь от нацистов, уехала в Великобританию. В 1938 году вместе со своим вторым мужем, студентом-юристом Гансом Цайзелем, Ева прибыла в США. Америка стала для нее второй родиной.


image009.jpg


eva-zeisel-18.jpg


Сегодня Ева Цайзель — всемирно известный американский керамист, но тогда, в 1940-е годы, ей пришлось начинать все сначала: " …На двоих у нас было 64 доллара. Мне пришлось поначалу устроиться работать уборщицей. Но очень скоро я нашла в публичной библиотеке журнал по стеклу и фарфору, подружилась с его издательницей, сделала несколько красивых абажуров. И уже в ноябре я, наконец, получила возможность заниматься керамикой в Нью-Джерси. Через четыре года я читала лекции в Метрополитен и мои работы выставлялись в Музее современного искусства".

Американский период творчества Евы оказался не менее интересным и плодотворным. Стиль ее произведений сильно изменился. "Тогда я уже забросила свое увлечение модернизмом, мои работы стали гораздо более чувственными, женственными и подчинялись скорее природным линиям. Наверное, меня изменила семейная жизнь и материнство". Ева воспитывала двоих детей, преподавала в Бруклинской школе промышленного дизайна — институте Пратта. В 1947 году она организовала собственную мастерскую в Нью-Йорке.

Америка разрабатывала в эти годы свой вариант промышленного дизайна, который получил название "обтекаемый стиль". Мощный дизайн кораблей и локомотивов увлекал художников. В некоторой степени этот стиль прослеживается и в творчестве Евы Цайзель. Так, сервиз Евы "Stratoware" был назван в честь нового воздушного корабля. Неординарным подходом и тонким юмором отличается фаянсовый набор посуды "Город и деревня", созданный для фирмы Red Wing China в Миннесоте (1946). Обтекаемые, причудливые, со смещенной осью симметрии чайники, соусники, солонки, окрашенные в разные цвета, создают атмосферу уюта и тепла. Но настоящим триумфом Евы в Америке стал ее знаменитый сервиз "Музей" 1946 года. Он создавался в тесном содружестве с Музеем современного искусства в Нью-Йорке на фирме Castleton China (Нью-Каслтон, Пенсильвания). Гармония плавных, "поющих" линий, благородство форм в этом сервизе доведено до совершенства.

Все последующие годы Ева работала очень активно. Ее керамика стала популярной во всем мире. Она сотрудничала с американскими фирмами Hallcraft, Western Stoneware, немецкой фирмой Филиппа Розенталя, итальянской фирмой Лучано Манчоли, японской фирмой Noritake, спустя много лет возобновила сотрудничество с Киспетской фабрикой в Венгрии.

Разнообразие и количество созданных ею форм поражает. Ева всегда тонко чувствовала время. В числе ее недавних работ — разработка проектов для фабрики Zsolnay и для американских фирм Klein Reid, Nambe и Orange Chicken.

eva-zeisel-11.jpg


Сегодня работы знаменитого керамиста экспонируются в музеях современного искусства США, Германии, Венгрии, Великобритании, России. В 1988 году Ева получила титул доктора Королевского колледжа искусств в Лондоне, где она читала курс по дизайну. В 1991 году школа дизайна имени Парсонса присвоила ей почетную степень Доктора изобразительных искусств. В 2004 году Ева получила награду от Венгерской республики, равноценную рыцарскому званию (Medal of the Middle Cross of the Order of Merit of the Republic of Hungary).

В ноябре 2004 года Ева Цайзель была удостоена звания почетного члена Королевского общества дизайнеров.

Источник: Журнал Антик.Инфо № 40


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на форуме Совфарфор

Зарегистрированные пользователи: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Copyright © 2010 sovfarfor.com Форум коллекционеров советского фарфора, антиквариата и предметов старины.